http://nerisrael.co.nf/goldschmidt/

Document properties / Свойства документа:
Title / Название: МИШНА 9
Author / Автор: Pinhas
Last modified / Автор изменений: ADMIN
Created / Создан: 2014-09-28 11:51:00
Modified / Изменен: 2014-09-28 11:51:00
Printed / Напечатан: 2014-07-20 16:26:00
Revision / Редакция: 2
Total time (minutes) / Общее время (минуты): 1






This document is one of the files reviewed at http://nerisrael.co.nf/goldschmidt/.
Please visit the given link.


THE SCRIPTING SUPPORT HAS BEEN DISABLED IN YOUR BROWSER.
PLEASE TURN IT ON TO VIEW THIS PAGE.
В ВАШЕМ БРАУЗЕРЕ ОТКЛЮЧЕНА ПОДДЕРЖКА СКРИПТОВ.
ПОЖАЛУЙСТА, ВКЛЮЧИТЕ ЕЕ, ЧТОБЫ ПРОСМОТРЕТЬ ЭТУ СТРАНИЦУ.

Данный документ является одним из файлов, рассмотренных на странице
http://nerisrael.co.nf/goldschmidt/. Пожалуйста, перейдите по указанной ссылке.

МИШНА 9

@Шимон бен Шатах говорил: «Подробнее [P1] допрашивай свидетелей»
#Связь с предыдущей мишной

Пишет Миркевет а-мишна, что когда Шимон бен Шетах увидел, что его товарищ Йеуда бен Табай предупреждает судей, чтобы спасти их от греха, он сам, укрепляя сказанное товарищем, добавляет свои предупреждения.
В Пиркей Моше сказано, что, после того, как в предыдущей мишне судьям было приказано смотреть на судящихся как на злодеев, относительно свидетелей можно было бы подумать, что, поскольку человек не грешит без пользы для себя1 [P2], нет нужды допрашивать их подробно и дотошно. Поэтому приходит Шимон бен Шетах и предупреждает, что хотя о свидетелях не нужно думать, что они злодеи, их все же следует допрашивать – подробно и дотошно.
Маараль пишет, что Антигнос (Авот 1:3) повелел о своем личном исправлении; первая пара танаим, Йоси бен Йоэзер из Цреды и Йоси бен Йоханан из Иерусалима, повелела об исправлении своего дома (Авот 1:4, 5), а вторая пара, Йеошуа бен Прахья и Нитай из Арбеля – об исправлении в сфере отношений человека с другими людьми за пределами собственного дома – с равом, с товарищем и соседом (там 1:6, 7), и эта пара дала повеление, как судье следует вести себя с людьми.

#Но ведь есть только семь вопросов-хакирот2 [P3], и как следует понимать то, что «их нужно умножать»?
Шимон бен Шетах сказал: «Подробнее допрашивай свидетелей». В мишне Санедрин (5:1) объясняется, что есть два типа вопросов, задаваемых свидетелю: хакирот [вопросы для расследования] и бдикот [проверочные вопросы]3. Различие между ними объясняется в гемаре (Санедрин 40а): хакирот – о событии как таковом, в целом, а именно: в каком году оно произошло, в какой день, в каком месте и т.п. Вопросов этих именно семь, не более, и это выводится в гемаре из трех стихов Торы: «То ты выясни, исследуй и расспроси хорошо»4 (Дварим, 13:15); «И тебе сообщено будет, и ты услышишь, и расследуешь хорошо5 (там, 17:4); «И если судьи расследовали хорошо»6 [P4] (там, 19:18).
Второй тип вопросов – бдикот – о сопутствующих делу обстоятельствах, например: «Как было одеты убийца и убитый?»; «Почва на месте убийства была белая или красная?»; «Тот день был облачный или ясный?» и т. п., – и каждый судья, задающий много подобных вопросов, достоин похвалы, как говорится в мишне (Санедрин 5:2)7 [P5].
Спрашивает Меири: если хакирот должно быть семь и не более, то почему Шимон бен Шетах велит умножать их? И отвечает: здесь он имеет в виду бдикот, а не хакирот.
Ри Хайун пишет, что именно по этой причине [что мудрецы предусмотрели только семь хакирот] тана предупреждает, что, хотя судья может исполнить свой долг, задав только эти семь, – если он полагает, что, задавая больше вопросов этого вида, можно лучше прояснить истину, то он обязан сделать это.
Рабейну Йона пишет, что нужно делать дришот и хакирот многократно, и таким образом будет раскрыта тайна, как сказано (Мишлей 10:19): «При многословии не миновать [раскрытия] греха». Когда человек много говорит, ему трудно согласовать все сказанное им. Невозможно, чтобы он не запутался в чем-то, и благодаря этому судьи откроют истину. Итак, понятно, что хотя действительно есть только семь хакирот, в действительности можно еще и еще задавать вопросы этого вида.
Ри Хайун дает также еще один ответ на указанный вопрос, на основе иного понимания слов мишны, а именно – «допрашивай много свидетелей»: тана предупреждает, что хотя по закону судебное решение может выноситься по показаниям двух свидетелей, – если есть третий, способный дать показания, судья должен допросить и его, чтобы истина получила большую огласку.
А Беер Йосеф пишет, что, возможно, тана имел здесь в виду расспрос судящихся – с целью проверить, насколько их доводы соответствуют показаниям свидетелей8 [P6].

#Хотя слова свидетелей полностью согласуются [одного – со словами другого], – пусть судья «подробнее допрашивает [P7]»
Рашбац пишет, что судья не должен говорить: «Поскольку слова свидетелей полностью совпадают, – они наверняка говорят правду». Наоборот: если все их слова ведут к одному, нужно сильнее опасаться, что один из судящихся нанял их и обучил, что им говорить, как сказали об этом в Иерусалимском Талмуде (Санедрин 3:8): Рав, видя, что все слова свидетелей совпадают, расспрашивал их [подробнее].

#Идет ли здесь речь также о судах по делам имущественным, или только по делам нефашот – «о жизни и смерти» [по которым может быть вынесен приговор о смертной казни]?
Пишет Рабейну Бахьей, что в данной мишне идет речь о судах по имущественным делам]9 [P8]; и тем более следует подробно расспрашивать по делам нефашот.
Однако в книге Сфат эмет написано, что Шимон бен Шетах, предупреждая о необходимости подробно расспрашивать свидетелей, как видно, говорит только о делах нефашот, поскольку в делах имущественных дриша и хакира были отменены, как объясняется в гемаре (Санедрин, 32а). Хотя по закону Торы дриша и хакира свидетелей необходимы в любых судебных разбирательствах, мудрецы опасались, что люди будут бояться одалживать друг другу: если должник будет отрицать свой долг, а свидетели займа не выдержат допроса по всей строгости дриша и хакира, то заимодавец потеряет свое имущество.

#Другое объяснение слов «допрашивай свидетелей [P9]»
В Кнесет Исраэль объясняется от имени Сиах а-саде на основании гемары (Хагига 16а), что «корот [потолочные балки] дома человека свидетельствуют о нем». Корот [также переводится «случай, происшествие»] – это события и происшествия [в данном случае – неприятные], сопровождающие жизнь человека. И об этом говорит тана: допрашивай этих свидетелей, – человек должен исследовать все эпизоды своей жизни, даже незначительные, почему они с ним случились, чтобы тут же вернуться к Всевышнему10 [P10]. Ибо тот, кто не пробудится и не раскается после малого наказания, получит в конечном счете большое.
Другое объяснение, приведенное там: органы тела человека свидетельствуют о нем на небесах после смерти, и об этом предупреждает тана: подробнее расследуй каждый день этих свидетелей, что они скажут о тебе в день Великого Суда, и исправляй таким образом свои дела.

@И будь осмотрителен в своих словах, чтобы они не послужили [P11] подсказкой, как обмануть
#Несколько вещей, относительно которых судья должен осторегаться в своих словах

Комментаторы приводят несколько примеров того, как слова судьи могут привести свидетеля или судящихся к лжи.
1) Раши и другие объясняют, что судья должен опасаться при допросе, чтобы не дать понять свидетелям или судящимся, какое их свидетельство или довод возымеет желаемое им действие, и это доведет их до лжи11.
2) В Руах хаим сказано, что при допросе свидетелей судья должен иногда идти на некоторые ухищрения – вводить их в заблуждение, чтобы извлечь из уст их истину. Но делать это надо с величайшей мудростью, чтобы они ни о чем не догадались, чтобы они не решили, что и им позволительно делать нечто подобное, – не зная, что такое позволительно только судьям [A12], но не им.
3) Маарам Шик пишет, что когда человек много разговаривает с кем-либо, ему начинает казаться уже не столь важным и менее пугающим говорить с ним непочтительно, тогда как в суде Торы есть вещи, которые можно расследовать и проверять их истинность только при условии, что судящиеся и свидетели не могут обращаться с судьей непочтительно. И потому судья должен остерегаться в том, чтобы не говорить ни с судящимися, ни со свидетелями о вещах, не имеющих отношения к суду, чтобы они не теряли к судье уважения и не могли вести себя с ним неуважительно и лгать.

@Чтобы они не послужили подсказкой, как обмануть [P13]
#Кого подозревать, что они могут лгать: судящихся или свидетелей?

Рав Овадья из Бартануры объясняет: чтобы из того, что сказал судья, не научились лгать – судящиеся или свидетели. Тосафот Йом Тов объясняет, что хотя в начале мишны говорится именно о свидетелях как о тех, кого нужно подробно расспрашивать, продолжение мишны следует понимать так, что речь уже идет и о судящихся – подозрение, что они могут научиться лгать, относится и к ним; это можно понять из слов мишны: «И будь осмотрителен [P14]». Высказанное здесь подозрение – новое, не связанное с началом мишны, и можно распространить его также и на судящихся. Некоторые комментаторы объясняют требование подробных расспросов необходимостью сопоставлять доводы судящихся с показаниями свидетелей.


1_ Это не частное мнение комментатора, а талмудическое правило; основываясь на нем, можно было бы думать, что поскольку свидетели не настолько заинтересованы в исходе дела, как подсудимый или судящиеся, у них нет причины искажать истину, и потому нет нужды допрашивать их подробно и дотошно.

2_ Хакирот – один из трех видов задаваемых свидетелям вопросов.

3_ В действительности есть еще третий вид вопросов – дришот [относящихся к сути происшествия, например, как и чем было совершено убийство.

4_ Стих по поводу ир нидахат – букв. «отверженного города», большинство жителей которого занимались идолопоклонством. Из этого стиха делают вывод о трех вопросах – из слов: «выясни», «исследуй» и «расспроси хорошо».

5_ По поводу отдельного человека, занимавшегося идолопоклонством. Вывод о двух вопросах – из слов: «и расследуешь хорошо». Ведь и без слова «хорошо» понятно, что расследовать нужно хорошо, – и потому толкуют это слово как указание о необходимости еще одного вопроса.

6_ По поводу эдим зомемим [злонамеренных свидетелей]. Вывод о двух вопросах – из слов: «судьи расследовали хорошо», аналогично предыдущему.

7_ Хотя эти вопросы как будто и не имеют прямого отношения к делу, они могут, путем сравнения ответов, служить проверке достоверности показаний разных свидетелей.

8_ Правило о семи вопросах-хакирот относится только к свидетелям, а не к ним.

9_ Поскольку р. Бехайе согласен с гемарой, что мудрецы отменили хакирот в имущественных делах, надо полагать, что тана говорит здесь о ситуации, которая была до отмены хакирот.

10_ Если найдет себя в чем-то виновным.

11_ Сказано в Махзор Витри, что судья не должен говорить: «Может быть, так и так было дело?», и они, поняв, что это поворачивает суд в нужную им сторону, скажут: да, так и было. Меири приводит другой пример: судья не должен предупреждать свидетелей, что если найдется противоречие между словами того и другого, их свидетельство станет негодным, так как они тогда будут тайно переговариваться и согласовывать свои показания.


[P1] Текст мишны

[P2] Моя сноска

[P3] Моя сноска

[P4] Моя сноска

[P5] Моя сноска

[P6] Моя сноска

[P7] Текст мишны

[P8] Моя сноска

[P9] Текст мишны

[P10] Моя сноска

[P11] Текст мишны

[A12] ДЛЯ РЕДАКЦИИ: в оригинале написано כעין גנבת דעת, из текста выходит, что для судьи разрешен гневат даат – это очень странно!

[P13] Текст мишны

[P14] Текст мишны